Два кита для пенсий. Колонка руководителя Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, «Российская газета»

Если в пенсионной системе ничего не менять, то скоро весь бюджет будет тратиться на пенсии. И при этом мы все равно не сможем обеспечить пенсионерам достойный уровень жизни.

share.jpgУже решено в ближайшие три года зафиксировать расходы федерального бюджета в номинальном выражении, и это будет примерно соответствовать фактическим расходам 2015 года. Соответственно в реальном выражении (за вычетом инфляции) расходы сократятся. Когда приходится резать расходы неожиданно, то чаще всего сокращают либо все равномерно, либо то, что поддается этому легче всего, и под нож в первую очередь попадают инвестиции. Сейчас бюджет принимается на трехлетие, есть возможность выделять приоритеты и не просто сокращать, но и повышать эффективность расходов. Посмотрим, как это может работать на примере пенсионной системы.

Это, во-первых, самая крупная статья расходов нашей бюджетной системы. В прошлом году мы потратили на пенсии 7 триллионов рублей, это почти 9 процентов ВВП. Причем на выплату пенсий идет почти четверть всех расходов государства (включая федеральный бюджет, региональные, а также социальные фонды).

Россия тратит на пенсии больше, чем развитые страны, а результат хуже, но и его все труднее поддерживать

Во-вторых, долгое время это была самая быстрорастущая статья расходов. С 2006 по 2015 годы она выросла в реальном выражении на 86 процентов, тогда как ВВП увеличился лишь на 17 процентов.

Сейчас Россия тратит на пенсии больше, чем в среднем развитые страны, если считать это в процентах ВВП. Несмотря на это, вряд ли пенсионеры считают свои пенсии удовлетворительными. Соотношение пенсия/зарплата у нас ниже, чем в большинстве других стран. Получается, мы тратим больше, а результат хуже, но даже этот результат государству очень трудно поддерживать.

При растущих ценах на нефть мы решали все проблемы простыми методами: выделяли все больше денег. Понятно, что дальше так двигаться мы не можем, ведь денег становится меньше, а не больше.

Но большинство предложений в этой сфере, будь то повышение пенсионного возраста или ограничение выплат работающим пенсионерам, подвергаются резкой критике. Аргументация разная, начиная от того, что у нас социальное государство, и кончая тем, что пенсионеры заработали свои пенсии и правительство не вправе их трогать. Меня эти доводы не убеждают.

Аргумент, что у нас социальное государство, не очень конкретен, поэтому непонятно, что в нем позволяется, а что нет. В любом случае даже в самом что ни на есть социальном государстве не может весь бюджет тратиться только на пенсии. А если мы сейчас не будем реформировать пенсионную систему, то приблизимся к такому состоянию.

О том, что заработали пенсионеры, можно было бы говорить, если бы они сами вносили взносы. Сейчас это не так, за работников взносы платят работодатели, но даже эти взносы покрывают чуть больше половины всех пенсионных выплат. Остальное выплачивается за счет налогов с бизнеса, граждан, с нефтегазового сектора.

На самом деле путаница представлений возникает оттого, что пенсии сочетают две функции - собственно социальную, то есть борьбу с бедностью, и страховую, нацеленную на то, чтобы в течение жизни человек мог более или менее равномерно поддерживать свои доходы, чтобы после выхода на пенсию не происходило резкого падения уровня жизни. В большинстве стран пенсии разделены на две части, решающие эти две разные задачи. Так было и у нас с 2002 по 2009 годы, когда выделялись базовая часть пенсии, равная для всех и нацеленная на решение социальных задач, и страховая, выравнивавшая уровень жизни и зависевшая от стажа и зарплаты.

Высокие пенсии даром не даются, они возможны при учете нуждаемости и повышении пенсионного возраста

На мой взгляд, нужно восстановить базовую часть пенсий, но использовать ее по-новому - по принципу нуждаемости. Например, не платить ее работающим пенсионерам, которые получают зарплату выше средней. Они точно не бедные.

Статистика показывает, что у работающих пенсионеров душевой доход в полтора раза выше, чем в среднем у россиян, а у неработающих примерно в два раза ниже среднего. Неправильно не делать различия между ними. Какой смысл оказывать социальную поддержку людям с доходами выше среднего? Лучше увеличить пенсии действительно нуждающимся - неработающим, особенно пенсионерам-инвалидам.

Пенсионный возраст все-таки придется повышать. Отрадный рост продолжительности жизни оборачивается большой проблемой для пенсионной системы. При этом молодые люди начинают работать все позже, поскольку они все больше стремятся к получению высшего образования. Эта проблема возникает абсолютно во всех уголках мира. Там, где соотношение пенсий к зарплатам высокое, типичный возраст выхода на покой 65 лет для мужчин и для женщин, а в некоторых странах он повышен до 67 лет.

Кроме того, в развитых странах, на которые нам хотелось бы равняться, платят большие взносы сами работники и их работодатели. Скажем, во Франции базовая ставка социальных взносов составляет 42 процента для работодателей и 14 для работников, в Германии 19 и 20 процентов соответственно, в Италии 32 и 9. У нас суммарные взносы составляют 30 процентов, при этом Россия чуть ли не единственная страна, где работники вообще не делают отчислений в социальные фонды. Иначе говоря, высокие пенсии даром не даются - они держатся на трех китах: учете нуждаемости, повышении пенсионного возраста и высоких взносах. И лично я оставил бы для нашей страны первых двух, так как повышение социальных взносов будет сильно тормозить экономику, а значит зарплаты и пенсии.

Источник

11.10.2016

Ваш комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии - войти / зарегиcтрироваться.